Archaeopteryx (archaeo_pteryx) wrote,
Archaeopteryx
archaeo_pteryx

Categories:

Маленький сюжет на тему шумящих "украшений" и преемственности культурных признаков.

Возвращаюсь к старому вопросу: насколько этнография может служить источником для исторической реконструкции раннего Средневековья? Ответ упирается в естественную преграду встречного вопроса: насколько может быть живучим сам этнографический источник? Современная российская историческая реконструкция категорично отвечает — практически ни насколько. И продолжает воспроизводить миниатюры Радзивилловской летописи в виде сочетания погребального набора вкупе с неотделанной тканью одежды, грубо говоря — простой крашеной тряпки. Увы. Но тем не менее, вопрос-то не так прост, а ответ не столь очевиден, как могут показаться. Для этого я приведу небольшой сюжет об одной детали женского одеяния, а именно о женском головном венце.

Это не развёрнутое исследование, его можно и нужно будет сделать, когда придёт время. Пока, буквально в нескольких словах.

На картинке выше приведена реконструкция вайнага — наголовного венца селонской (нынешняя территория Латвии) женщины (или девушки) IX-XII вв. Всё вполне привычно, подобные реконструкции можно видеть на фольклорных фестивалях Прибалтики, и этот облик надёжно закрепился, как чисто балтийский. Однако это не совсем так. И здесь, нам придётся обратить внимание на одну существенную деталь — наличие заголовной шумящей плети, состоящей из набора трапецевидных привесок соединённых с венцом цепочками или ремешками которые пропущены через спиралевидные пронизки. Таким образом, головной убор состоит из двух частей: головной убор, который, скорее всего одевался поверх платка (представьте себе, как весь этот металл начнёт путаться в волосах), и шумящий набор, который свободно подвешен.
Нет никаких сомнений, что при движении он должен издавать достаточно громкий звон. Схожий убор имели соседи селонов — латгалы, которые среди многообразия различной фурнитуры использовали бронзовые колокольчики.
Но только ли Прибалтика, только ли в Средневековье,и собственно говоря, только ли балты были носителями этой любопытной особенности. И для чего вообще, это могло служить?

Строго говоря, малые бронзовые изделия простых форм имеющие отверстия для крепления, появляются практически одновременно с появлением металла. Некоторые из них наследуют аналогичные изделия изготовленные из кости (т.н. копоушки), они могли нашиваться на одежду, обувь и головной убор, и уже по сути служили шумящими деталями одеяния. Некоторые, например "очковидные привески" просуществовали как элемент головного убора у разных культур в течении добрых трёх тысяч лет.
В середине I-го тыс. до н.э. в среде милоградской археологической культуры (бассейны Припяти и Среднего Днепра) появляется следующая любопытная бронзовая деталь (на картинке в натуральный размер), которую исследователи назвали "ворворкой"

Очевидно, предполагалось, что этот колокольчик служил частью конской упряжи. Собственно говоря, контекст находки так и не был установлен, и на сём вопрос остался открытым. Милоградская культура была поглощена на рубеже эр зарубинецкой культурой, и считается, что своего продолжения она нигде не получила. Этническая принадлежность милоградцев дискуссионна, их относили к балтам, праславянам и даже к ираноидам. Последнее, честно говоря сомнительно, но тем не менее.
В момент перерождения милоградской культуры под давлением извне, на севере, на территории дьяковской культуры верхней Оки и Москворечья появляется точно такой-же артефакт. Более того, на Троицком городище под Можайском обнаруживается комплекс с сохранившимся набором содержащим эти самые колокольчики, и не только они.
Способ крепление набора с колокольчиками дьяковцев абсолютно аналогичен латгальскому. Теперь обратим внимание на второй рисунок данной статьи. Никаких сомнений, это одно и тоже явление. причём не перетерпевшее существенных изменений за восемнадцать веков. Довольно большой срок — почти два тысячелетия. Не понятно, чего так боятся наши господа реконструкторы, счтитая, что каких-то 800 лет назад всё было принципиально иначе.

Сделаем второе любопытное наблюдение. Дьяковскую культуру до сих пор порой считают финно-угорской, этой традиции уже более ста лет, но у нас есть культурный признак, относящейся не к финнам, а как минимум к балтам, и уж точно к индо-европейцам. Кстати сказать, этих признаков накоплено столько, что в научной среде насчёт финской принадлежности дьяковской культуры стали говорить очень осторожно, и всё чаще звучит обоснованное мнение, что дьяковцы Поочья, Верхневолжья и Москворечья не финны, а балтоиды, или балтоиды с финским субстратом. Впрочем, мы отклонились от темы.
Колокольчики или т.н. "ворворки" далеко не самый распространённый элемент заголовного шумящего набора древнего женского убранства. Намного чаще встречались трапецивидные привески (см. первую иллюстрацию). Они встречаются в совершенно неизменном виде, практически всегда с остатками кольчатого (коромыслового) крепления или цепочки, и что самое главное — всё там-же: в Прибалтике и Подвинье, в бассейнах Верхнего и Среднего Днепра, верхней Оки.
Зарубинецкая культура, III в. н.э – I в. н.э, Припять и Средний Днепр, предположительная этническая принадлежность: праславяне, реже балты, ещё реже — германцы.
Мощинская культура, IV – VII вв. н.э, Верхняя Ока, предположительная этническая принадлежность: балты, славяно-балты.
Культура длинных смоленских курганов, VII–IX вв. н.э, Верхний Днепр, этническая принадлежность: славяне, реже балто-славяне.

Ильменские (Новгородские) словене, X-XI вв. н.э.

И так далее... Примеров столько, что можно говорить о массовости этого явления. Разумеется, трапецивидная привеска могла служить другой частью частью костюма, но как правило, ей сопутствют длинные спиралевидные пронизки, которые в отличие от коротких пронизок не служили деталью отделки одежды, а использовались для свободновисящих "украшений", и кроме трапецивидной привески не ясно каких...

Делаем следующий вывод: венцы с затылочной плетью, явление не только балтийское, но и славянское тоже. Известен единственный пример аналогичного "украшения" в среде Окской мордвы, но это исключение.
Теперь пару слов о возможном назначении шумящей заголовной плети. При ходьбе, она звенеть не будет, она будет работать только при резком вращательном движении головы или корпуса, что происходит во время танца. Надо заметить, что классические угро-финские шумящие "украшения", например, шумящие наборы Веси, издают звучание при поступательном движении корпуса, т.к. нашивались на фронтальную часть одежды и обувь, реже на головной убор. А ведь это этнографическая особенность обрядовой пляски!

К слову сказать, что обрядовый танец финно-угорских народов (марийцев, коми) мог длиться не один час, и вместе с рядом факторов, среди которых ритмический шум помогал участникам входить в состояние близкое к трансу. Именно монотонность, однообразие и большая продолжительность обрядовой пляски отличает её от чисто светской, праздничной...

На первый взгляд, было бы странным предположить, что такой древний культурный элемент как венец с заголовной плетью мог дожить до нынешнего времени, и тем более в славянской среде. Но тем не менее это именно так.
Хорошо знакомый головной убор украинской девушки (в данном случае — XIX-XX вв. Черкасская обл.) Как видим — то же самое. Причём с минимальными отличиями, с учётом того, что металл заменён тканевой фурнитурой. И территория — та-же самая, милоградско-зарубинецкая. Вот головной убор замужней женщины Левобережной Украины (с.Славско, Дорогобычский р-н):

Но и не только венец. Вот киевский очипок замужней женщины с теми же лентами.

Только ли Украина? Нет, например лентка Калужской и Тульской областей.

Далее — Русский Север, например — подчёлок Вологодской области.
В Олонце, подобный головной убор дополнен к тому-же кокошником...

Итак, прошло более 2000 лет, но мы видим практическую неизменность одной разновидности головного убора, имевшего когда-то обрядовое назначение. Возникает естественный вопрос, а может быть и остальные элементы женского этнографического костюма гораздо старше, чем мы привыкли себе представлять? Скорее всего — да, в отличие от мужского костюма, который нёс больше функциональности, и имел (имеет) меньше сакральных и магических элементов, женский — гораздо консервативнее. И это может дать достаточно много для построения гипотетических моделей в исторической реконструкции, чем сейчас делается.

Проблема в другом, в отличие от Западной Европы, у нас гипотетическая реконструкция не в почёте.

Маленькое "ЗЫ". К слову сказать. Ну а куда-ж подевались височные кольца?.. Да никуда они не делись. Они переродились в "пушки", "пёсики", "репейки" и прочие тканевые,  меховые и бисерные детали головного убора. Ничто ниоткуда не берётся, и ничто никуда не девается.











Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments